Valyuta.com

В прогрессивном обществе совесть нуждается в законе?!.

В прогрессивном обществе совесть нуждается в законе?!.

Медицинская этика, как составляющая медицины существует и развивается не одно тысячелетие. Заметный след в истории медицинской этики оставили труды арабских ученых медиков эпохи Возрождения - Аль-Рухави «Практическая этика врача», Ибн-абу Усейби «Приказ медицины», Ибн Сина «Канон медицины» и «Фирузнома». Выдержки из этих трудов переводились на латынь и европейские языки.
В профессии врача большое значение имеет слово, что подразумевает не только культуру речи, но и чувство такта, умение слушать и слышать. Гиппократ справедливо отмечал непосредственную зависимость между человеколюбием и результативностью профессиональной деятельности врача. «Где любовь к людям - писал Гиппократ, - там и любовь к своему искусству». Как показала практика, действительно человеколюбие непосредственно влияет на успех врачебной деятельности, в значительной степени определяя меру врачебного искусства.
Многие нормы и требования, которые предъявлялись к врачам в эпоху Гиппократа и в эпоху Возрождения в современных условиях обретают все большую актуальность. Доброта, чуткость, отзывчивость, забота и поддержка – все эти качества, безусловно, являются основными чертами профессиональной врачебной этики.
Научно-технический прогресс обусловил возникновение ряда новых нравственных проблем в области медицинской деонтологии для разрешения которых возникло такое направление, как биоэтика. В известном смысле она может пониматься как продолжение и современная форма традиционной медицинской (или врачебной) этики.
Сегодня мы попытаемся разобраться в некоторых аспектах биоэтики и побеседуем с компетентными людьми в области медицинского права. Нас интересовали различные точки зрения на одни и те же вопросы, которые мы задали нашим гостям из Франции, Америки и России.



Первый наш собеседник - профессор Анн-Мари Дуге, доктор медицины, доктор философии, профессор университета Тулузы им.Пол Сабатье (Франция).

- Госпожа Дуге, вы многие годы занимаетесь вопросами медицинской этики, скажите пожалуйста вкратце, чем обосновано возникновение такого направления, как биоэтика?
- С развитием современных научно-медицинских технологий возникали новые нравственные вопросы в области медицинской этики. К таковым относятся эксперименты над людьми, защита прав пациентов, проблема абортов, различные аспекты лечения бесплодия, проблема эвтаназии, вопрос использования генно-модифицированных продуктов, проблемы трансплантологии и другие.
Биоэтика нуждалась в ответах на самые фундаментальные вопросы: что такое человек, какой системой ценностей руководствуется человек в принятии тех или иных решений, где границы рисков в биомедицине, вправе ли человек использовать эксперимент над животными в своих целях, отказывая животным в статусе ценностно значимых объектов?
Первый блок проблем биоэтики - это проблемы начала жизни: обсуждение вопроса о статусе эмбриона, об оправдании практики абортов, об обоснованности использования новых репродуктивных технологий - искусственного оплодотворения, суррогатного материнства, экстракорпорального оплодотворения.
Второй блок проблем, которые обсуждаются в биоэтике, - это проблемы, связанные с концом жизни: проблемы смерти и умирания, критериев смерти, оправданности легализации эвтаназии. Биоэтика обращает внимание на то, что в современной медицине начало и конец человеческой жизни теряют статус естественной заданности, становятся событиями, зависящими от чьего-то решения: отдельного пациента, семьи, врача, исследователя.
Третий блок проблем - это проблемы, связанные с возможностью вмешательства медицины в психическую и физическую целостность человека - при трансплантациях, в экспериментировании, при оказании психиатрической помощи.
Четвертый блок проблем биоэтики - это проблемы, возникающие как конфликт между интересами государства, общества с одной стороны и интересами индивида с другой стороны в вопросах охраны здоровья. Например, ситуация вакцинации, ограничение свободы человека на перемещение, если он, например, оказался на территории, где объявлен карантин по какому-либо заболеванию.
Все эти проблемы обсуждает биоэтика и дескриптивно, и нормативно. На сегодня биоэтика становится обязательной дисциплиной для будущих врачей.
- Следует ли вводить биоэтику в качестве учебной дисциплины в медицинских вузах? На мой взгляд, это все равно, что принять закон о воспитании, морали и нравственности, то есть о непререкаемых ценностях, с которыми рождаются и которые прививаются в течение жизни.
- В нашем современном обществе, где стремительно развиваются медицинские технологии, изучение такого предмета, как биоэтика необходимо. Каждая страна имеет свой этический подход к новым технологиям в медицине, а потом между ними происходит знакомство и обмен на основе общих точек соприкосновения, где главными, естественно, являются права человека, и пациента в частности. Поэтому в соответствии с развитием новых технологий, были разработаны всеобщие правила этического поведения в медицине. Ваша страна член Европейского Совета, где работает комитет по этике, рекомендующий и регулирующий этические правила в медицине стран Совета. Это Международные общеевропейские рекомендации.
В различных странах мира над этим работают. В медицине разработан свой код поведения – деонтология и для того, чтобы стать врачом нужно следовать определенным этическим правилам. Эти нормативы врач обязан знать и те, кто не придерживаются, конечно, подвергаются административному, а при грубых нарушениях – уголовному наказанию, то есть врач за несоблюдение этих правил несет ответственность по всей строгости закона.
- Понятно, что медицина развивается, и возникают новые этические проблемы. Но как вы думаете, можно ли правовым путем регулировать этику каждого человека, каждого врача? Если допустим, человек плохо воспитан, можно ли его заставить соблюдать международные правила этики, что называется, из под палки. Вы не считаете это всеобщей иллюзией?
- Я понимаю вас. Но все люди по разному воспитаны, у каждого человека своя психология, своя культура. Но все мы, тем не менее, придерживаемся определенных законов и следуем им. Вот, например, Франция – христианская страна, но 15 % ее населения составляют мусульмане. Естественно их культура влияет на этический код поведения. И вот вам пример - в госпитале, христианин разрешает, чтобы его жену обследовал врач-мужчина, а мусульманин – нет. Но для нас самое главное получить результат лечения, поэтому мы входим в положение мусульманина, и приглашаем для осмотра его жены врача женского пола. Вот потому мы специально и разрабатываем единые этические нормы, чтобы права всех граждан, вне зависимости от воспитания, культуры и вероисповедания были соблюдены и потому врачи обязаны придерживатьсят этих правил поведения. Поэтому считаю, что биоэтика сегодня чрезвычайно актуальна.


Наш второй собеседник - Джон Кономи, профессор Университета Кливленда, Президент Компании «Health Systems Design Inc.», Огайо (США), профессор медицинского права.
- В современных условиях, вопросам медицинской деонтологии, охватывающей широкий круг проблем, связанных с взаимоотношениями медиков с больными, их близкими, со здоровыми людьми, а также между собой в процессе лечения больного, во всех странах уделяют большое внимание - принят ряд деклараций, кодексов, правил, которые призваны определить этические нормы поведения врачей. Должное отношение врача к больному предполагает доброжелательность, сострадание, максимальную отдачу своих умений и знаний, основанных на высоком профессионализме и постоянном самосовершенствовании.
- Господин Кономи, мы говорили с госпожой Анн-Мари Дуге о необходимости такого знания как биоэтика, а как вы считаете, человеку, воспитанному на морально нравственных ценностях нужны законы об этике и мультикультурализме? Может тогда уже сразу принять закон о нравственности… Если человеку незнакомы такие чувства, как любовь, уважение, благородство, сострадание, милосердие, то какие биоэтические рекомендации, кодексы и меры наказания (административные или уголовные) могут возыметь действие?
- Думаю, что вы очень хорошо разбираетесь в законах, человеческих ценностях, этике, морали, правде и добре. Конечно, нет тысячу разных этик. Этика у всех одна. Она создается из религии, из истории человека, места его проживания, социума. Вы говорите про этику и мораль. И это большой и важнейшие фактор, с которыми мы имеем дело. Человек имеет свое прошлое, свою веру, свои предпочтения, этничность, хобби, любимую музыку, еду и т.д. И врач должен интересоваться всем, что заботит пациента. В медицине все эти моменты основываются на взаимном доверии.
Что касается медицинских прав, то они не начинаются с правил регуляции правовых норм. Они начинаются с понимания и признания индивидуальности каждого человека. Все берет начало с правды, поскольку, без нее не может быть и откровенности. Все основывается на этике, правах человека и уважении каждого индивидуума. Медицина должна начинаться с каждого отдельного больного, а не с их «количества». Важно понимание того, что врачи и пациенты должны протянуть руку друг другу. Медик должен суметь пожать руку пациенту даже в самых сложных ситуациях. Рукопожатие требует добродушия и включает в себя взаимное доверие и искренность.
Почему больной человек должен мне верить? Потому, что я способный? Потому, что я честный? Потому, что я сделаю все, что в моих силах для его исцеления? Держа его руку, я только что сделал ему предложение открыться мне. А что предлагает мне он? Свое доверие! Это и есть начало и суть человеческих взаимоотношений.
С рукопожатия возникает взаимопонимание друг к другу, и тогда уже больной относится к врачу с доверием - он начинает с ним делиться о том, что его беспокоит, в чем он нуждается и т.д. Веря в то, что врач поймет его проблему, потому что он не только профессионален, но и добродушен, сердоболен. Это все создает основу медицинского права, которое и регулирует отношение «медик – пациент». На этих правилах и основаны медицинские организации, которые предоставляют медицинские услуги.
Медицина занимается заботой о физическом и психическом здоровье человека. Но помимо тела и души человек имеет свои права и свою собственность. Медицина занимается душой и телом, а защитой прав человека, в том числе его материальными вопросами занимаются правоведы, юристы, законодатели. Если я ваш доктор или ваш юрист я полностью должен служить вам верой и правдой.Медицинское право все это объединяет - то есть врач занимается здоровьем человека, а медицинское право еще занимается защитой его прав и имущества.
Биоэтика направлена на осмысление, обсуждение и разрешение моральных проблем, порожденных новейшими достижениями биомедицинской науки и практикой здравоохранения. Вместе с тем в современном обществе биоэтика выступает и как формирующийся специфический социальный институт, призванный регулировать конфликты и напряжения, возникающие во взаимоотношениях между сферой выработки и применения новых биомедицинских знаний и технологий, с одной стороны, и индивидом и обществом - с другой.
Биоэтика, собственно, и возникла, как попытка разработать в биомедицине ориентиры, следуя которым можно было бы предотвратить негативные последствия развития медико-биологических наук, использования медицинских технологий во вред, как отдельному человеку, так и человечеству в целом.
- Конечной целью любого действия является его результат. Медицинское право, биоэтика, и наказание медиков за несоблюдение ими международных этических правил смогли снизить до минимума количество врачебных ошибок в вашей стране, в Америке? Насколько нам известно, из американской прессы, США стабильно удерживает первенство по количеству врачебных ошибок, причем ежегодно этот показатель растет. Что же получается - запреты и законы, этические предписания и прочие наказания за отступление от прописанных правил не являются столь уж сдерживающим фактором…
- Медицинские ошибки... Чем глубже вы ищете, тем больше вы их находите. По опубликованным материалам, большая и основная часть медицинских ошибок приходится на крупные госпитали Америки. И самые большие ошибки возникают в самых хороших госпиталях. И вот почему. В лучших госпиталях работают самые хорошие врачи, но там же и скрупулезно ведется статистика и архивация всей работы медицинского персонала, включая, конечно же и запись врачебных ошибок. Большинство из этих ошибок не приводят к человеческим потерям, например, таблетку пациенту дали на полтора часа позже положенного, и это уже ошибка, которая тоже заносится в статистику, хотя она не привела к серьезной проблеме пациента. Как всем известно, самые серьезные болезни связаны с деятельностью мозга, и в нейрохирургии тоже может быть допущена ошибки, но это не означает, что она всегда ведет к серьезым последствиям. Хотя, конечно же, есть ошибки, приведшие к печальным результатам - они составляют один процент. Это тоже большая цифра, ведь за ней стоят человеческие жизни. Врачебные ошибки имеют место и в других госпиталях, но их не регистрируют. Между тем, если мы внимательно присмотримся, то один из трех-пяти процентов пациентов на практике сталкиваются с врачебными ошибками.
- То есть вы хотите сказать, что в Америке статистика медицинских ошибок растет из-за их скрупулезной регистрации.
- Да, любая, даже незначительная оплошность медперсонала сразу же находит свое отражение в статистике и потому она растет. Но при этом, даже самые серьезные ошибки не все выявлены. Те, которые были выявлены – лишь небольшой результат всех совершаемых ошибок. Система наблюдения для того и создана, чтобы блокировать врачебные ошибки.
Что касается всех рекомендаций, законов и прав, то они создаются для того, чтобы регулировать работу всех врачей, медсестер, медбратьев, то есть медперсонала. Надо понимать, что все серьезные ошибки случаются не в офисах и кабинетах врачей, они выявляются в госпиталях, в неотложной медицине, операционных. Допустим, в реанимацию поступает человек с серьезными ранениями, с так называемой, индуцированной комой. В таких случаях в комплекс медицинской помощи входит процедура охлаждения тела больного. Операция по замораживанию самая опасная, даже если ее делают супер врачи. В этом процессе участвует не один врач, а целый медицинский персонал, один проверяет температуру, другой - скорость операции и т.д. И каждый их шаг должен исходить из определенных установленных норм, которые проверяются определенной службой на соответствие стандартам. Представьте, что будет без всего этого, если этих нормативов не будет?.. Все эти регуляции, правила и стандарты создаются для того, чтобы минимизировать ошибки, причем все это фиксируется на бумаге. Конечно, никто не приходит в госпиталь, чтобы умереть, все надеются на хорошее, но опять-таки я не могу утверждать, что все ошибки на 100% будут предотвращены.
- Мы говорим немного о разных вещах. Я не говорю о нормативах и стандартах лечения, которые есть в каждой стране, и которых врач обязан придерживаться. Вопрос затрагивал этический аспект проблемы. Но давайте перейдем к следующему вопросу. Вам нравится сам термин «биоэтика», приставка «био» не ассоциируется у вас с чем-то искусственным, ненатуральным - с БАДами, биопродуктами, биороботом?
- Это просто термин. Когда мы говорим «био», то это означает, что там присутствует биологический фактор - биологические данные людей и т.д. Поэтому мы ее называем биоэтика. Биоэтика возникла из соединения философии и медицины, но превратилась в практическую философию при решении вопросов жизни и смерти. Американский биохимик Поттер в своей работе «Биоэтика: мост в будущее» определил биоэтику как дисциплину, соединяющую биологические знания со знаниями о человеческих ценностях.



Наш третий собеседник – доктор медицинских наук,профессор Юрий Дмитриевич Сергеев, заведующий кафедрой медицинского права Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, член-корреспондент РАМН, заслуженный юрист Российской Федерации.

- Юрий Дмитриевич вы являетесь родоначальником медицинского права на постсоветском пространстве…
- Да, я являюсь основателем этой новой правовой науки «медицинское право» в России и в странах СНГ, в том числе и в Азербайджане, и на Украине, Белоруссии и в других бывших республиках Советского Союза. Я начал заниматься этим направлением с 1976 года, когда в медицинских ВУЗах был создан первый курс права. И волей судьбы в далеком 1973 году я стал первым врачом, который получил высшее юридическое образование. Можете себе представить, что я посвятил этому направлению всю жизнь. Очевидно, это наитие сверху, и по завершению 4-го курса медицинского университета, я принял решение поступить на общих основаниях на юридический факультет. Я параллельно учился в двух вузах, причем в разных городах, на юридическом - заочно. Затем защитив кандидатскую диссертацию по судебной медицине, я стал заниматься проблемами медицинского права.
Сегодня медицинское право прочно вошло в жизнь и врачей и юристов. Поэтому сегодня вопрос даже не стоит так, стоит или не стоит изучать медицинское право врачу, они сами почувствовали необходимость знать правовые нормы, которые регулируют их профессиональную деятельность. Сегодня быть интеллигентом, не имея представления о том, что такое закон, что такое правовая норма просто невозможно.
- Разве может быть «своя» нравственность и «своя» этика в каждой профессии, конфессии, в компании... Зачем делить этику на отдельные виды - педагогическую, биомедицинскую и еще какие-то, ведь изначальная нравственность одна. И если уж поднимать эту проблему, то, на мой взгляд, речь должна идти о том, что нравственно или безнравственно. А дальше не имеет никакого значения, где эта позиция проявляется - в медицине, педагогике, в биологии, в юриспруденции, военном деле или в быту. Как не может быть нескольких истин, ибо Истина всегда одна, так и нравственность, всегда одна и не может быть несколько нравственностей: для медицины, для инженеров, для образования, для деловой жизни, для быта. Поэтому, может быть не этику и термины новые надо придумывать, а стараться облекать нравственные и этические ценности (там, где это допустимо) в правовые нормы…
- Конечно этика одна – вопрос не стоит учить этике врачей или инженеров, конечно, учить их тут нечему. Существуют общечеловеческие нормы этики и морали. Не случайно в медицине еще в позапрошлом веке появилась такое понятие, как деонтология, то есть наука о должном, то есть, как должен себя вести врач в сложные минуты общения с пациентом, как поддержать его и т.д. Ведь одно дело, когда вам нагрубили в общественном транспорте или на стройплощадке, а другое дело, если человек сталкивается с грубым отношением в стенах медучреждения. Но есть и наука, биоэтика, которая разрешает вопросы, отличающиеся особой спецификой. Поэтому и деонтология нужна для врача, и особенно знание права.
- Вам не кажется сомнителен даже сам термин – «биоэтика», точнее набор букв – «био», который ассоциируется с далекими от этики понятиями, типа биоробот, биопроцессор, биологически активные добавки, не говоря уже о биокефире, биомолоке, биойогурте, биокремах, которые далеки от естества, от натурального и подлинного.
- Возможно. Просто этот термин действительно очень широкого назначения, «био» - это жизнь, и, все, что связано с жизнью и здоровьем человека. Хотя врачебная этика звучит более доступно, более понятно. И не потому что человек закончил медицинский институт и он врач, а потому что он занимается врачеванием, то есть наукой о должном.
- Быть может, на то они и нормы этики, нравственности (в отличие от норм права), что их соблюдение обеспечивается не правовыми, а моральными законами, и их нарушение влечет, соответственно, общественный и моральный суд.
У правовых и этических норм - разный предмет, разные средства регулирования, они предполагают разные виды и формы ответственности. Следовательно, с правовой точки зрения этические нормы не могут быть непосредственно закреплены законом, и их нарушение не может (в общем и целом) влечь за собой применения юридических санкций в виде мер уголовной, административной или гражданской ответственности. Только нравственные нормы обеспечиваются прямыми средствами правовой защиты, а норма нравственности обеспечивается, как правило, совестью каждого из граждан и авторитетом общественного мнения, но не кодексами и законодательными принуждениями.
Как хорошо подметил великий философ Владимир Соловьев, рассуждая о соотношении права и морали - следуя за моралью, мы действуем в соответствии со своими внутренними потребностями и установками. Когда же мы действуем в соответствии с нормами права, то действует внешняя система принуждения, и это, конечно, поступок на ступень ниже, чем следование внутреннему этическому зову.

- Я согласен. Тем более, что по этому поводу, достаточно активно ведется полемика, и я сам неоднократно высказывался по этому поводу. Но однажды академик Амосов сказал: «я считаю, что никакие законы врачу не нужны, потому что никакой закон не может заменить совесть врача». На что юристы ему, совершенно справедливо ответили «действительно никакие законы не могут заменить совести врача, но и совесть врача не может заменить законы, потому что ни у каждого врача эта совесть есть». И действительно мы иногда сталкиваемся с такими вопиющими случаями некорректного отношения медиков к пациентам…Думаю, что и в вашей стране такие случаи не единичны. Поэтому строгость наказания за совершенные деяния, обусловленная действующим законодательством должна существовать. Это является предупредительной мерой грубых нарушений.
- Вы действительно считаете, что гражданским или даже уголовным правом можно врача сдержать от этической ошибки? Может все-таки самым сильным оружием против неэтичного обращения с пациентами является совесть. Это главный и единственным судья, которого рано или поздно, но уж точно не избежать…
К тому же, вы не думаете, что хорошо, чтобы закон не вступал в противоречие с нравственностью, что достигается это не посредством принятия законов о той или иной «этике», а посредством включения в законы правовых норм, защищающих общественную и индивидуальную нравственность путем установления ответственности за нарушение общепринятых морально-этических постулатов. Идеальной является ситуация, когда нормы права непосредственно базируются на нравственных нормах и исходят из них.

- Согласен с Вами.
- Юрий Дмитриевич, проблеме «врачебных ошибок» вы посвятили ни один десяток лет, скажите, пожалуйста, возросло, или, напротив, снизилось количество врачебных ошибок в мире?
- У нас в медицинском праве есть такой корифей профессор Карми – он был президентом Всемирной Ассоциации Медицинского Права до профессора Нагучи. Мне очень понравилось его высказывание – однажды он сказал, что количество врачебных ошибок приобрело в мире статус молчаливой эпидемии. В США от врачебных ошибок умирает больше людей, чем от дорожно-транспортных происшествий, убийств, самоубийств, и даже несчастных случаев на производстве. К сожалению, сегодня такой выраженной статистики и регистрации случаев «врачебных ошибок» у нас не ведется правоохранительными органами. Потому что размер наказаний за ненадлежащее оказание медицинской помощи не такой большой. Поэтому их, как бы, относят к малоопасным преступлениям. Но это неправильно. Потому что речь идет о жизни человека, хотя тут нет умышленного убийства или прямого умысла убить или навредить здоровью. О росте статистики врачебных ошибок, мы судим по количеству судебно-медицинских экспертиз, которые проводятся в Бюро судмедэкспертизы. Рост не в геометрической прогрессии, но достаточно выраженный. Другое дело, что если в Советском Союзе преобладало одно наказание – это уголовное - в случае грубейших нарушений, когда последовали смерть или был нанесен тяжкий вред здоровью пациента, то сегодня конечно на первое место с огромным отрывом вышли гражданские дела. Люди не столько хотят, чтобы уголовно наказали врача, сколько желают получить материальную компенсацию за причиненный вред и т.д. Поэтому сейчас такая сложилась картина по этим двум видам основных наказаний, но и те, и другие имеют тенденцию к росту.
- Вы с 1973-го года занимаетесь этой проблемой, скажите пожалуйста, чем вы объясняете то, что несмотря на то, что Америка является родоначальницей медицинского права, не говоря уже о том, что именно там располагается штаб квартира Всемирной Ассоциации медицинского права, врачебных ошибок у них не стало меньше. Законы у них есть, рекомендации все прописаны, а эпидемии врачебных ошибок, пусть даже молчаливой избежать им таки не удалось. А ведь в чем заключалась их главная цель - свести до минимума врачебные ошибки. Они этого достигли? Нет. А если цель и затраченные совместные действия не приводят к конечному результату, следовательно, что-то тут не так. Вы не согласны? Хотя надо признать, что в той же Америке статистика ведется куда лучше, чем в странах СНГ. И возможно если и у нас эта работа будет осуществляться на том же уровне, то мы будем выглядеть ничуть не лучше.
- Согласен.
- Почему у нас всегда на эту проблему смотрели сквозь пальцы?
- Не всегда. В советское время велась такая статистика.
- В таком случае, вы наверняка помните, сколько уголовных дел возбуждалось по фактам врачебных ошибок?
- Я вам отвечу, поскольку занимался этим направлением предметно. Главным моим научным направлением является проблема врачебной ошибки, проблема ненадлежащего оказания медицинской помощи и, как следствие - защита прав и законных интересов граждан в сфере охраны здоровья. Я первым в СССР в 1988 году защитил докторскую диссертацию по этой проблеме. Защита диссертации была на двойном Совете: на медицинском (судебная медицина) и юридическом (прокурорском). Это была первая диссертация, где две разные науки участвовали в одном исследовании.
Так вот в бывшем СССР, по моим данным, (причем это совершенно объективные данные, которые вначале носили характер секретных сведений, но потом все-таки удалось снизить их до служебного пользования) в бывшем СССР ежегодно возбуждалось более 1300 уголовных дел в отношении врачей. Но в силу того, что многое скрывалось от общества, об этом никто не знал. Люди думали, что это были какие-то единичные случаи.
- А сколько подобных дел доходило до суда и сколько врачей понесли наказание?

- До суда доходило где-то 40-50 процентов дел, но в суде принималось решение в обвинительном плане где-то действительно 15-20% в зависимости от республики.
- А как сегодня с этим обстоят дела?
- Сегодня нет статистики.
- Почему? Ее не выгодно иметь?
- Нет. Мне кажется это бюрократическое упущение. Ну, вот представьте себе за неоказание помощи больному, если даже это повлекло смерть пациента, предусмотрен размер наказания в Российской Федерации до 3-х лет лишения свободы, то есть столько же лет, сколько дают за мелкую кражу(!) И поэтому прокуратуру, следственный Комитет не столько эти дела и интересуют. Хотя надо признаться, что ситуация стала меняться. У нас, в Российской Федерации был создан Следственный Комитет, который возглавляет генерал юстиции А.Бастрыкин. Так вот недавно этот Комитет выпустил свой журнал, который открывается статьей генерала. И чему вы думаете, она посвящена? Не столько проблемам убийств, тяжких наказаний и коррупции, сколько проблеме врачебной ошибки и ответственности за нее. Так что на эту проблему все-таки обращают внимание.
- Часто советскую медицинскую школу подвергают критике, иногда оправданной, а иногда и нет. Между тем, одно можно сказать точно, в большинстве своем, советскому врачу не нужны были никакие биоэтические правила поведения с пациентами, призывы к сердобольности и гуманизму, в соответствии с прописанными международными правилами. Все это заменяло - хорошее воспитание, правильные приоритеты и совесть, которую не из книжек, не из кодексов и законов не позаимствуешь. Врач болел за тебя душой, отвечал на звонки 24 часа в сутки, в том числе и в выходные дни, в отличие от Европы и Америки, где с пятницы до понедельника твой врач недосягаем. Советские доктора для многих больных и их семей становились почти членом семьи. Не знаю, правильно это или нет, но необходимости в этических рекомендациях не было. Все знали, что это хороший врач, а это плохой. А теперь врач плохо воспитан и малограмотен, но зато хорошо подкован всеми международными правами этического поведения. В результате, знания такого врача идут нередко вразрез с его совестью и действиями. Очевидно, все должно идти от сердца. В таком случае, может быть и им есть чему у нас поучиться?
- Конечно. Мы пытаемся перенять у них все хорошее, хотя и в нашей советской медицине и науке, действительно было очень много хорошего и полезного, и об этом не надо забывать. Это нужно помнить и мне особенно приятно, что у нас с вами многие точки зрения совпадают. Я 21 год являюсь профессором МГУ и по просьбе его ректора, академика Садовничего в Университете им. Сеченова на факультете фундаментальной медицины я веду медицинское право.
Поэтому я за то, чтобы мы не забывали прошлое, чтобы мы смотрели уверенно в будущее и чтобы мы поддерживали хорошие, дружеские, творческие и человеческие связи.
P.S. Если мы научимся слушать и слышать других людей, если мы, постигая науку, останемся верны законам мудрой природы, если мы в любом обществе и при любой ситуации будем оставаться людьми, то нам не нужно будет придумывать никаких «био-терминов», законов нравственности и стандартов поведения.

Н.МЕДЖИДОВАшаблоны для dle 11.2





Oktyabr 2017

~ Sonuncu nömrə ~

Bütün nömrələr

Elanlar
ELANLAR

Daha çox

Film və videolar

Daha çox

Sosial reklamlar

Daha çox

Facebook
Səhiyyə Nazirliyinin nəşrləri

İlham Əliyev

Mehriban Əliyeva

Mehriban Əliyeva


Nigar Məcidova