Valyuta.com

Видади Юсибов входит в десятку «светлейших умов Соединенных Штатов Америки»

Видади Юсибов входит в десятку «светлейших умов Соединенных Штатов Америки»

Он возглавляет Фраунхоферский Центр молекулярной биотехнологии (США). Несколько лет назад авторитетное научное издание Esquirer, тираж которого составляет более двух миллионов, признало нашего соотечественника одним из десяти «самых обнадеживающих и прославленных» умов в американской науке.


Журнал описал В.Юсибова, как «замечательного гения», рассказав о том, как возглавляемый им Центр молекулярной биотехнологии Фраунхофера успешно и отличными методами борется с Сибирской язвой, используя при этом «арендованные клетки» (выражение самого Юсибова) корня петунии.
В частности Юсибов сообщает, что его организация создает препараты, способные вылечивать онкологические заболевания. Правда, пока Центр Фраунхофера специализируется на раке шейки матки, но, тем не менее, это может послужить отличной платформой для дальнейшей борьбы с раковыми заболеваниями, так как механизм действия и деления (амитотичным путем) раковых клеток в любой части организма практически одинаков.
В числе революционных его работ – создание уникальной вакцины против так называемого птичьего гриппа. Юсибов не создавал лекарство, способное убить сам вирус, а пошел в обход этого вопроса. Он работал в том направлении, что «вирус не опасен, пока не попал в клетку», а попадает вирус в тело в виде вибриона, который оснащен своего рода белковыми наростами, необходимыми еще спящему вирусу для создания разрывов в мембране клеток. После создания отверстий этими наростами вибрион целиком попадает в клетку и начинает кодировать свои белки.
Вот Юсибов и решил, что лучше разрушить эти наросты на вибрионах, и вирус не проникнет в клетку. Сделать это можно при помощи, полученной из растения (точнее, благодаря растению) вакцины. Вакцина же представляет собой большое количество этих наростов на вибрионах, но вирус при этом не присутствует. Сами же эти наросты не страшны для организма, который при попадании в тело этих инородных объектов легко и активно начинает вырабатывать антитела.
Вот как ученый достаточно просто описывает этот процесс: «Ведь что такое вирус гриппа? Это как бы микроскопический шарик с расположенными на его поверхности «антеннами», которые вонзаются в человеческую клетку, способствуя проникновению в нее вируса. Если ввести в тело человека эти «антенны», тело соответственно реагирует, вырабатывая антитела. При контакте с настоящим вирусом, эти антитела связываются с поверхностными антеннами и не дают вирусу внедряться в человеческие клетки. Что делают специалисты нашего центра? Мы клонируем гены, ответственные за кодирование этих антенн, и используем их для производства вакцины».

(Выдержки из интервью с Видади Юсибовым корреспондента «Азербайджанских известий» Галии АЛИЕВОЙ).

— Ваша вакцина уже прошла испытания?
— Да, после проведения испытаний на животных мы получили разрешение от регулирующего органа США и провели испытания вакцины на людях-волонтерах.
— А в широком масштабе ваши разработки еще не применялись?
— Нет, вакцина прошла только первые испытания и подтвердила, что наша технология работает и что возможно при необходимости перейти к массовому производству вакцины.
— Вероятно, это средство, вакцина против гриппа, — не единственная ваша технология?
— Конечно. Наша технология универсальна для многих препаратов, основанных на белках. Наши специалисты успешно работают над рядом препаратов, включая вакцину против малярии и некоторые антираковые препараты.
— Вы думаете, что рак можно вылечить?
— Да, некоторые формы рака уже поддаются излечению. Центр, которым я руковожу более десяти лет, специализируется на разработке вакцин на растительной основе против птичьего гриппа, сибирской язвы, диабета, простатита и рака шейки матки. На сегодня одним из приоритетных направлений в науке является растительная биотехнология и ее применении в промышленности и медицинских сферах. Например, наш центр разработал уникальную платформу для производства противогриппозной вакцины.
— Можно ли подробнее об этом?
— Многие люди склонны ограничивать свойства и возможности растений, а между тем они являются хорошим средством для производства белков. Из них также можно делать терапевтические препараты. Все мы знаем о пандемическом гриппе H1N1, который заставил забеспокоиться весь мир. Тогда к нам обратились соответствующие организации с просьбой продемонстрировать нашу технологию быстрого производства белков. Нам удалось в течение месяца выделить из растений антиген, который является ключевым компонентом вакцины
— Сфера ваших научных интересов — на стыке между биологией и медициной?
— Да, если быть точным — медицинская биотехнология.
— Самое время поговорить о роли биотехнологии в современном мире.
— Биологические технологии, как известно, обеспечивают получение продуктов, полезных для различных сфер человеческой деятельности, с использованием биологических систем. Развитие и преобразование биотехнологии обусловлены глубокими переменами, происшедшими в биологической науке в течение последних 25-30 лет. Основу этих событий составили новые достижения в области молекулярной биологии и молекулярной генетики. В то же время нельзя не отметить, что развитие биотехнологии теснейшим образом связано с комплексом знаний не только в сфере наук биологического профиля, но также и многих других. Расширение практической сферы биотехнологии обусловлено также социально-экономическими потребностями общества, которые не могут быть решены традиционными методами. Для жизнеобеспечения человека, повышения качества жизни и ее продолжительности становится все более необходимым освоение принципиально новых методов и технологий. В настоящее время биотехнология подразделяется на несколько наиболее значимых сегментов, например, «белая», «зеленая» и «красная» биотехнология.
— В чем их отличие?
— К «белой» относят промышленную биотехнологию, ориентированную на производство продуктов, ранее производимых химической промышленностью. «Зеленая» охватывает область, значимую для сельского хозяйства. «Красная» (медицинская) — наиболее значимая область современной биотехнологии. Это производство биотехнологическими методами диагностикумов и лекарственных препаратов с использованием технологий клеточной и генетической инженерии (зеленые вакцины, генные диагностикумы, моноклональные антитела, конструкции и продукты тканевой инженерии и др.).
— Понятно, что современная биотехнология — это одно из приоритетных направлений национальной экономики всех развитых стран. В чем же особенности развития исследований и коммерциализации биологических технологий в мире? И кто является лидером в этой области?
— Серьезное внимание развитию биотехнологии уделяется в странах ЕЭС, очень сильны биотехнологические позиции Южной Кореи, Японии и Германии. Но лидирующее положение в сфере промышленного производства биотехнологических продуктов, объемах продаж, внешнеторговом обороте, ассигнованиях и масштабах исследований занимают, конечно, США. В нашей стране уделяется огромное внимание развитию данного направления. Ассигнования в этот сектор науки и экономики в Америке значительны и составляют свыше 20 миллиардов долларов. В начале 90-х гг. акцент сместился на разработку мер по поощрению практического использования биотехнологии для производства новых продуктов. С развитием биотехнологии в США связывают решение многих ключевых проблем: энергетической, сырьевой, продовольственной и экологической. Лидирующая роль США обусловлена высокими ассигнованиями государства и частного капитала на фундаментальные и прикладные исследования. В финансировании биотехнологии ключевую роль играют Национальный научный фонд, министерства здравоохранения, сельского хозяйства, энергетики, химической и пищевой промышленности, обороны, внутренних дел, Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства. Ассигнования выделяются по программно-целевому принципу, т.е. субсидируются и заключаются контракты на исследовательские проекты. Ежегодные общие государственные расходы США на генноинженерные и биотехнологические исследования составляют миллиарды долларов. Инвестиции частных компаний существенно превосходят эти показатели.
— Когда-то в Советском Союзе была связь «наука-производство», благополучно канувшая в Лету в странах СНГ. В вашем государстве, похоже, эта связь успешно осуществляется?
— Да, это так. При этом крупные промышленные компании устанавливают деловые отношения с университетами и научными центрами. Это способствует формированию комплексов в той или иной сфере, начиная от фундаментальных исследований до серийного выпуска продукта и поставки на рынок. Такая «система участия» предусматривает формирование специализированных фондов с соответствующими экспертными советами и привлечение наиболее квалифицированных кадров. Кроме того, в США стало обычным, когда компании, не связанные ранее с биотехнологией, начинают приобретать пакеты акций действующих фирм и строить собственные биотехнологические предприятия. Это, например, практика таких химических гигантов, как Philips Petrolium, Monsanto, Dow Chemical. Около 250 химических компаний имеют в настоящее время интересы в области биотехнологии. Так, у гиганта химической индустрии США — компании Du Pont есть несколько биотехнологических комплексов.
— Страны постсоветского пространства, конечно, не могут похвастать этим…
— Не могу сказать обо всех государствах. Не секрет, что современная биотехнология для реализации своего потенциала требует значительных материальных и людских затрат. Развитие биотехнологии, налаживание производств для выпуска высокотехнологичной продукции невозможны без крупных капиталовложений и наличия квалифицированных специалистов.
— Как складывалась ваша научная карьера до отъезда в Штаты?
— В 1981 году, после трех лет учебы на биологическом факультете Азербайджанского государственного университета, решением университетского ученого совета я был направлен в Ленинградский государственный университет, который с отличием окончил в 1984 году. Вернулся в Баку, стал работать в биотехнологической группе сектора физико-химической биологии НАНА, которым руководил академик Джалал Алиев. Я недолго проработал, примерно полгода, и снова был направлен в Россию. В Баку я должен был заниматься выделением белковых продуктов, но поскольку в молекулярной биологии начиналось новое направление, Джалал Алиевич предложил мне заняться этим. И я уехал в Москву, в аспирантуру Института молекулярной генетики АН СССР, где в 1989 году защитил диссертацию на тему «Экспрессия генов в трансгенных растениях», получив ученую степень кандидата биологических наук. И уже из Москвы, спустя два года, уехал в США.
— Становление в новой стране было трудным?
— Я бы не сказал. Я прибыл в США по приглашению Университета Пердью штата Индиана, где стал заниматься разработкой растительных вирусов как векторов для производства белков. Затем получил должность ассистента профессора в Университете Томаса Джефферсона в штате Пенсильвания. А с 2001 года работаю в Центре молекулярной биотехнологии Фраунхофера, который специализируется на разработке технологий по производству вакцин. У нас трудится порядка ста научных сотрудников, в настоящее время мы работаем над восьмью программами. При центре есть опытное производство (завод), где мы можем делать свою продукцию.
— Когда вы были на родину после столь долгого отсутствия?
— Нет, в первый раз я посетил Азербайджан в 1997 году. Побывал в своей родной деревне, я ведь родом из села Амирван, что в Габалинском районе. Потом еще раз приехал через два года и с тех пор приезжаю каждый год. Я приезжал и по приглашению академика Джалала Алиева читал лекции в Минсвязи и информационных технологий и НАНА по тем направлениям, над которыми работаю.
— Вы успели познакомиться с уровнем азербайджанской науки?
— Да, будучи в Институте ботаники, я познакомился и с новыми работами академика Алиева, и с сотрудниками, приехавшими из-за границы. Приятно было видеть, что страна прошла через трудности роста, сейчас идет такое бурное развитие во всех сферах. В институте создаются новые программы, по крайней мере я знаю пятерых сотрудников, которые работают по новым и очень актуальным направлениям фотосинтеза. В институт инвестируются приличные финансовые средства, покупается оборудование.
— Журнал Esquirer назвал вас одним из десяти лучших умов американской науки, учитывая, конечно, и такой параметр, как индекс цитируемости. Часто ли на вас ссылаются?
— Честно говоря, я не особенно отслеживаю этот процесс, но как минимум раз в неделю мне приходит сообщение, что меня в очередной раз процитировали в каком-нибудь международном научном издании.
— По родине скучаете?
— Конечно. Есть вещи незыблемые, святые, не меняющиеся во времени и пространстве. Родина — это незыблемо. Азербайджану удалось сделать мощный прорыв, приблизиться к европейским стандартам и при этом не растерять своего национального лица, своей культуры, традиций и присущей только ему уникальности.шаблоны для dle 11.2





İyun 2017

~ Sonuncu nömrə ~

Bütün nömrələr

Elanlar
ELANLAR

Daha çox

Film və videolar

Daha çox

Sosial reklamlar

Daha çox

Facebook
Səhiyyə Nazirliyinin nəşrləri

İlham Əliyev

Mehriban Əliyeva

Mehriban Əliyeva


Nigar Məcidova